8 (4922) 32-63-65
cxm-vl@yandex.ru
   

Новости

“Мой личный дирижерский ад – это канкан”

24 октября 2016 г.

Маэстро Артем Маркин – о точках отталкивания, о непредсказуемости и непристойности, о концертах без публики, дирижерском аде и “фишках” - в преддверии открытия нового сезона Центра классической музыки.

1 – Будут ли сюрпризы в новом сезоне?

– Я сам для себя сюрприз. Когда ты сам для себя непредсказуем, никогда не знаешь, чего от самого себя ждать. Творческая непредсказуемость – замечательное качество. Поэтому сюрпризы, безусловно, будут. Хотя завесу тайны можно немного приоткрыть – в этом сезоне мы представим принципиально новый для нас жанр – молодежный мюзикл. К Новому году уже можно будет увидеть некоторые эскизные фрагменты.



2 – Ожидать ли появления новых лиц?

– На самом деле, мы не стремимся привозить много “импортных” солистов. Наша главная задача – открывать новые лица и создавать новые имена на Владимирской земле. Например, мы многого ждем от конкурса «Поющая губерния», который будет проводиться на материале песен Леонида Дербенева совместно с Областным Дворцом культуры и искусства. Именно этот конкурс помог нам открыть в свое время Виолетту Стрельцову, которая сейчас работает в ЦКМ. Будучи родом с Украины, она растет и успешно развивается как владимирская певица.

3 – Есть ли идея или мысль, проходящая через весь концертный сезон?

– Сезон не может состояться, пока не найдена некая точка отталкивания, какая-то программа, в силовом поле которой прошел бы весь сезон. В прошлом сезоне такой исходной точкой стала Данте-симфония Ференца Листа и сопутствующая ей «Божественная комедия». Завершили сезон «Credo» Арво Пярта и симфония Алемдара Караманова “Аз Иисус”. Идея именно такого закрытия возникла в течение сезона. Но логика во всем этом, несомненно, есть. Эти два полюса замкнули весь сезон. Однако это не значит, что все произведения были про рай или про ад. Это значит, что вся музыка других программ неминуемо попадала в поле «Божественной комедии».



На сей раз мы представим программу, которую я задумал 5 лет назад, но все это время она кочевала по планам от сезона к сезону и, наконец, сейчас воплотится. Программа требует определенного интеллектуального и вокального развития хора.

Сейчас, я считаю, наш Владимирский камерный хор полностью готов к любой сложной музыке. В этой программе все произведения генетически связаны между собой – Дебюсси, Стравинский и Бородин.
Каким будет закрытие – решим по ходу сезона. Но, вероятно, это будет что-то связанное с оперной музыкой и «танеевской темой».

4 – Какие факторы влияют на выбор программы?

– Если честно, каждое лето я мучительно ломаю над этим голову. Помните, как у Высоцкого: “От границы мы Землю вертели назад - было дело, сначала. Но обратно ее закрутил наш комбат ...” Я жду момента, когда увижу музыкальный объект, от которого оттолкнется и закрутится весь сезон. Как правило, так выходит, что эта музыка дает новый импульс в развитии коллективам, обозначает горизонт.
Вообще, можно заметить, что в последнее время у нас значительно сокращена работа с солистами в пользу симфонических программ. Это сделано потому, что солисты зачастую привозят репертуарные вещи, которые оркестр сыграл уже не один раз. Мы, в свою очередь, делаем акцент на редко исполняемой музыке, которая пусть и не собирает аншлагов, но ее нужно слышать. Это как в церкви, когда проводится служба, даже если на ней присутствуют два прихожанина. Так и подобная музыка – она просто должна быть.

5 – Есть ли что-то такое, чего бы Вы не хотели повторить в новом сезоне?

– Во-первых, слишком часто что-то повторять не следует. Например, у нас сейчас будет звучать Шестая симфония Чайковского, которую мы играли лет 10 назад. Чтобы заново вернуться к тому или иному шедевру, должно пройти определенное время, некий период переосмысления.



6 – Какое произведение Вы бы никогда не исполнили или есть ли у Вас самое нелюбимое произведение?

– Нам полагается любить то, с чем мы работаем. Мы должны полюбить «Чижика-пыжика», если мы выносим его на публику. Нельзя играть музыку с отвращением, хотя делать это иногда приходится. Но мой личный ад – это канкан. Думаю, что если существует отдельный ад за дирижерские грехи, вечные муки будут выражаться в закольцованном исполнении канкана. Канкан плох не тем, что под него как-то фривольно или непристойно танцуют… Федерико Феллини, к примеру, в своих фильмах в непристойном гениально выявлял эстетику комического. Но подобная музыка сама по себе непристойна: кроме непристойности в ней больше ничего нет.

7 – Планируется ли дальнейшее использование визуализации на концертах? Некие «фишки» и новшества?

– Год кино подходит к концу, а любовь к кино “не проходит, нет”. Кинопрограммы будут звучать и сопровождаться видеорядом. К примеру, программа из прошлого сезона, когда звучали сюита из музыки к фильму Сергея Эйзенштейна “Иван Грозный” и кантата “Александр Невский” Прокофьева в сопровождении видеоряда из этих фильмов, стала одной из лучших.
Вообще, “фишки” – это страшно! Скоро фишкой станет традиционное исполнение традиционной филармонической программы, поскольку сейчас подобное встретить довольно затруднительно. Например, концерт, который не будет объявлен ни как специальная программа для беременных женщин, ни как программа для повышения надоя коров. У нас – никаких завлекаловок, фишек и оберток. Все фишки и обертки будут собраны на «Ночи в оркестре» 23 декабря – и сожжены! А вообще, самая классная фишка – отсутствие классных фишек.



Иногда мне хочется сыграть концерт вообще без публики: это когда все происходит по сложившемуся ритуалу концертного вечера, но зал – пуст. Чтобы музыка просто - была.

С другой стороны, давно витает идея сделать часть репетиций открытыми, с публикой – это диктует время и новое архитектурное окружение – после реконструкции исторического ядра Владимира наш Центр классической музыки становится культурным анклавом, окруженным пешеходными зонами, смотровыми площадками, подвесными мостами и туристическими артефактами.

8 – На какой вопрос Вам бы не хотелось отвечать?

– «Какими солистами порадуете?» «А приедет ли Мацуев?» Вообще, мне не нравятся вопросы, лежащие на поверхности.

9 – Как вы воспринимаете критику в адрес ЦКМ?

– Театральная и музыкальная критика во Владимире отсутствует. А вообще, любой нестандартный критический взгляд со стороны всегда интересен, и это никогда не бывает болезненно. Когда ты играешь две программы в год, и про одну из них сказали “плохо” – значит, половина твоей работы никуда не годится. А если ты играешь 100 новых программ в год, и 10 из них подвергаются критике, то все равно у тебя остаются успешно выполненные 90.



Автор - Ларинская Алла

"Центр классической музыки" 2009 
© Разработка и продвижение сайта
«Студия Glory» 2009-2017