8 (4922) 32-63-65
cxm-vl@yandex.ru
   

Анонсы событий

15 марта 1897 года в Петербурге впервые исполнялась Первая симфония двадцатичетырехлетнего Сергея Рахманинова. К созданию этой симфонии он готовился долго и мучительно. Это был и первый итог раннего творчества, и важный рубеж, и олицетворение больших надежд молодого Сергея Рахманинова.

Для подготовки премьеры Первой симфонии Рахманинова было дано лишь три репетиции. Дирижировал А.Глазунов. На первую из Москвы приехал, полный тревожных ожиданий, Сергей Васильевич. С первых же тактов Рахманинов не узнал своей музыки. Вскоре стало ясно, что оркестр не справляется с задачей, на него возложенной.

В день концерта в зале собрался весь музыкальный Петербург. Здесь можно было видеть Римского-Корсакова, Беляева, Стасовых, Кюи, Направника и многих других. Из Москвы приехал Танеев — учитель Рахманинова. Чайковского уже не было в живых...





При первых же звуках своей симфонии Рахманинов в ужасе забился на витую лестницу, ведущую на «хоры», и, зажав уши ладонями, просидел там до самого конца. А затем стремительно выскочил на улицу. Никто его не видел более в тот вечер. В зале раздавался неодобрительный шепот. Симфония потерпела сокрушительный провал.
По воспоминаниям А. В. Оссовского исполнение было необдуманным, недоработанным. Более того, Рахманинов и Глазунов были очень разными по мировоззрению, складу психики, эстетическим и художественным принципам и принадлежали разным школам: Рахманинов — московской, а Глазунов — петербургской. Провал симфонии имел трагические последствия для С. В. Рахманинова — композитор практически ничего не писал в течение трёх лет, симфония оставалась неизданной, а партитура считалась безнадёжно потерянной.

Сам композитор писал 6-7 мая 1897 года А. В. Затаевичу: «Не сообщал Вам также впечатлений после исполнения моей первой Симфонии. Сделаю это теперь, хотя мне это и трудно, так как до сих пор не могу в них разобраться сам. Верно только то, что меня совсем не трогает неуспех, что меня совсем не обескураживает руготня газет — но зато меня глубоко огорчает и на меня тяжело действует то, что мне самому моя Симфония, несмотря на то, что я её очень любил, раньше, сейчас люблю, после первой же репетиции совсем не понравилась... Или я, как некоторые авторы, отношусь незаслуженно пристрастно к этому сочинению, или это сочинение было плохо исполнено. А это действительно было так. Я удивляюсь, как такой высокоталантливый человек, как Глазунов, может так плохо дирижировать? Он ничего не чувствует, когда дирижирует. Он как будто ничего не понимает! Итак, я допускаю, что исполнение могло быть причиной провала. Тем более, что эта Симфония, если и не декадентская, как пишут и как понимают это слово, то действительно немного «новая». Значит, её уж нужно сыграть по точнейшим указаниям автора, который, может быть, помирил бы хоть этим немного себя с публикой, и публику с произведением. Не потому ли и моим приятелям, ездившим в Петербург, она не понравилась (не публика, а Симфония), хотя, когда я сам играл им её, они говорили другое. В данную минуту склонен думать, что виновато исполнение. Завтра, вероятно, и это мнение переменю. От Симфонии всё-таки не откажусь. Через полгода, когда она облежится, посмотрю её, может быть, поправлю её и, может быть, напечатаю — а может быть, и пристрастие тогда пройдёт. Тогда разорву её..."





Через 20 лет, 13 (26) апреля 1917 года он писал Б. В. Асафьеву:
«...Теперь про Симфонию ор. 13. Что сказать про нее? Сочинена она в 1895 году. Исполнялась в 1897. Провалилась, что, впрочем, ничего не доказывает. Проваливались хорошие вещи неоднократно, и еще чаще плохие нравились. До исполнения Симфонии был о ней преувеличенно высокого мнения. После первого прослушивания — мнение радикально изменил. Правда, как мне уже теперь только кажется, была на середине. Там есть кой-где недурная музыка, но есть и много слабого, детского, натянутого, выспренного... Симфония очень плохо инструментована и так же плохо исполнялась (дирижер Глазунов). После этой Симфонии не сочинял ничего около трех лет. Был подобен человеку, которого хватил удар и у которого на долгое время отнялись и голова и руки... Симфонию не покажу и в завещании наложу запрет на смотрины...».





Но, тем не менее, судьба этого произведения сложилась совсем иначе. В 1944 году в Ленинграде было положено начало возрождению замечательного произведения Рахманинова. В городе, где решался важнейший этап жизни великого музыканта, в этом же самом городе в суровые годы военных испытаний, академик А. В. Оссовский разыскал в архиве оркестровые партии Первой симфонии Рахманинова. Работу по восстановлению партитуры осуществил библиотекарь Ленинградской филармонии Б. Г. Шальман под руководством выдающегося советского дирижера Александра Васильевича Гаука. И вот 17 октября 1945 года в Москве Государственный симфонический оркестр Союза ССР под управлением Гаука исполнил Первую симфонию Рахманинова. По хронологии это было второе исполнение, а по существу — первое. Переполненный Большой зал консерватории горячо приветствовал рождение симфонии. С тех пор Первая симфония Рахманинова прочно заняла свое достойное место в ряду прекрасных созданий отечественной музыкальной классики.

В момент первого исполнения Первая симфония Рахманинова явилась действительно подлинно новаторским сочинением. В ней впервые объединились творческие искания московской и петербургской композиторских школ. Была и определенная предвзятость в отношении музыки Рахманинова со стороны некоторых музыкальных столпов столицы. Вот что писал Цезарь Кюи после исполнения Первой симфонии Рахманинова: «Если бы в аду была консерватория, то г-н Рахманинов был бы первейшим из ее учеников!..». Всю несправедливость этих слов опровергла сама жизнь.




Б. Асафьев, глубоко проникший в самую суть рахманиновской стихии, писал: «Одухотворенная лирикой сердечно-горестных замет и гимнами восторга и любви, обращенной к великой Родине композитора, музыка эта начинает теперь, вместе с вновь открытой Первой симфонией, свою новую, светлую жизнь».*



Частью новой жизни и судьбы Первой симфонии Сергея Васильевича Рахманинова станет и первое исполнение ее Владимирским Губернаторским оркестром под управлением Артема Маркина во Владимире.

Начало концерта – 18:30
Цена билета – 300 руб. (действуют льготы)

Билеты можно приобрести в кассе Центра классической музыки по адресу: ул. Большая Московская, 28 (тел. 32-27-71, 32-63-65) и магазине «МУЗЫКАНТ» - ул. Большая Московская, 16.

*Анонс подготовлен с использованием материалов книги "Музыка сегодня" Е.Светланова.

"Центр классической музыки" 2009 
Top.Mail.Ru © Разработка и продвижение сайта
«Студия Glory» 2009-2019